Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Сергей Стасенко

Отзыв к книге Джорджа Оруэлла «1984»

Оригинал взят у sergey_stasenko в Отзыв к книге Джорджа Оруэлла «1984»
cropped-big-brother-is-watching-1984

Автор: Сергей Стасенко

Не скрою, что это самая жуткая книга, которую я когда-либо читал. Не жуткая в плане качества написания. Речь идет о самой задумке. Безусловно роман «1984» можно считать классикой литературы. Книга входит в десятку лучших романов о борьбе человека с системой. Написана мастерски. Я не являюсь поклонником «описательного» жанра, люблю событийность, но Оруэлл, в своем описании абсолютного тоталитарного строя, заставляет тебя читать это на каждом углу. В книге минимум диалогов. В основном описании мыслей главного героя. И это жутко.

Коротко о сюжете. Роман-антиутопия описывает мир сложившийся после второй мировой войны. После вспыхнувших локальных конфликтов, гражданской войны в Англии, Земля погрузилась во мрак третьей мировой войны в 1950-х. Разразившееся ядерная катастрофа поставила под угрозу существование земного шара. Понимая угрозу полной аннигиляции, ядерные бомбардировки планеты прекратили. Вместе с тем вооружение продолжили накапливать. На пяти континентах образовалось три сверхдержавы – Океания (территория от США с Канадой до Британских островов включительно), Евразия (СССР и вся Европа), Остазия (Ближний Восток, Китай). Территория Африки постоянно находится в зоне военных действий. Война идет постоянно. Уже никто не помнит, за что воюют, когда это началось.

Действие романа происходит в Лондоне 1984 года. Один из крупнейших городов Океании. Главный герой, Уинстон Смит, работает в одном из четырех министерств – министерство правды, занимающееся пропагандой, информационной политикой, подтасовкой прошлого во всяческих его проявлениях – газеты, телесюжеты, книги, воспоминания, вырезки. Океания – мир социализма. Тотального, названного ангсоцем – английским социализмом, строем, который сложился после социалистической революции. Лично меня в первой главе поразили сами словосочетания: «ангсоц», «двухминутка ненависти», «Неделя Ненависти», «министерство правды», «министерство любви», «министерство изобилия», «министерство мира», «Старший Брат», «антиполовой союз», «новояз», «полиция мыслей», «мыслепреступление»… По двухминутке ненависти, я поначалу подумал, что это перекур офисных сотрудников, когда они принимаются обсуждать начальство. Отнюдь. Ангсоц – это сложившаяся система управления всем и вся: государственным строем, культурной жизнью, войной, семьей, браками, и даже интимными отношениями. За каждым твоим шагом следит всевидящее око Старшего Брата – лидера государства, которого никто никогда в живую не видел. Везде установлены телеэкраны, которые следят за тобой в твоем доме, туалете, на работе, отдыхе… Ты не можешь сделать ни шага без контроля партии. Сама партия разделена на внутреннюю – привилегированная прослойка и внешнюю – подобие среднего класса. Остальные – пролы, примерно 85% всего населения страны. Любое отстранение от принятых норм поведения членов партии – мыслепреступление. Карается лагерями, а чаще – смертью под пытками в министерстве любви.

Уинстон, ярый сторонник сложившегося строя на виду, тайно ненавидящий ангсоц в мыслях. Он понимает, если раз мысленно пришел к диссонансу – ты труп. Полиция мыслей схватит тебя, арестует и замордует в подвалах минилюба (министерство любви). Уинстон не может так жить. Он отчаянно, на сколько это возможно, ищет путь спасения, путь подполья, путь борьбы с системой. Но находит любовь. На работе. Очередная встреча с Джулией, сотрудницей литотдела, становится для него судьбоносной. Уинстон влюбляется. В принципе, любовная линия книги – ответ на тотальный контроль над всем. Ведь в Океании получать удовольствие запрещено. Дети рождаются для партии. Их с малку учат сдавать родителей за мыслепреступления.

Далее сюжет рассказывать не буду. Сами прочтете. На мой взгляд, самое плохое в романе «1984» отсутствие надежды. После прочтения остается очень гадкое ощущение безысходности. С другой стороны, ты радуешься, что маразм человечества еще не дошел до такой степени. Хотя в современной Украине в последнее время довольно много сходств с антиутопией Оруэлла – перманентная война, которая лишает развития граждан, маразматические предложение по созданию министерства информационной политики – явное проявление цензуры (миниправ во плоти :) ), попытка введения уголовной ответственности за отрицание голодомора для простых людей, да и вообще яростное и агрессивное отрицание любой действительности, которая не идет в одну ногу с общепринятым курсом. Так что роман «1984» очень актуален для прочтения в современных условиях.

Оруэлл показал, к чему приводит желание захватить всё и вся. По сути, он далеко не ушел от современности. Только сейчас человечество желает не тотального рабства, а тотальной свободы. И даже вседозволенности. И это приводит к не менее негативным последствиям, чем тоталитаризм.

В «золотой середине» весь смысл. Это и есть свобода.

Завораживает фраза главного героя: «Свобода – это возможность сказать, что 2х2=4, все остальное из этого следует». И это так. К слову, роман неоднократно награжден. Написан очень красивым литературным языком. Заставляет не отрываться и глотать страницу за страницей. По нему сняты три одноименных фильма.

Читайте качественные книги. Ведь Старший Брат смотрит за тобой! :)

  • zmoj

Анастасия Вертинская: "Ну что стоИте, как обосравшийся отряд?!"



Актриса готовится к юбилейной дате отца – Александра Вертинского. В марте исполнится 125 лет со дня его рождения.
Взято отсюда
http://urfin1657.livejournal.com/923554.html

В детстве у меня было такое хулиганство – таскала у папы из кармана мелочь. Просто ради риска. Папа, конечно, об этом знал. И как-то за обедом спрашивает, по обыкновению грассируя: «Какая-то воговка вчера ук-х-ала у меня деньги. Вы не знаете, кто это?» Глядя чистыми голубыми детскими глазами, я говорила, нет. Он спрашивал: может, тебе дать денег? Я – нет. И продолжала воровать. У него хватало мудрости не делать из этой странной детской игры какой-то криминальный случай. Порола нас в основном мама. При папе пороть нас было нельзя - он хватался за валидол, убегал, а мы прятались под полами его домашнего халата. И вот он стоял такой худой, но книзу расширяющийся, и когда мама влетала с линейкой – она порола нас линейкой – и спрашивала: «Саша, где дети?» – он не мог ей соврать, тихо говорил: «Лилечка» и опускал глаза вниз.Когда я потом спросила маму, чего она нас так порола, она ответила: «я же художница, добивалась на ваших задницах розового цвета». Эта мамина легкомысленность была невероятно притягательна для папы. Как-то, еще когда он за ней ухаживал в Китае, написал ей трагическое письмо, что плывя на корабле в Циндау, они попали в тайфун. «Я был на волоске от смерти, но в эту секунду я думал о вас, о том, как вы мне дороги, как я люблю…» Следующее его письмо маме было уже раздраженное: «Какая же вы все-таки странная, я вам пишу, что меня чуть не погубил тайфун, а вы мне пишете «какая прелесть, я обожаю тайфуны». Он видел много женщин, судя по всему, но вот это существо, моя мама, привела его в Россию и создала ему семью.Collapse )